Центр психолого-педагогической,
медицинской и социальной помощи
Невского района Санкт-Петербурга

Санкт-Петербург, ул. Новоселов, д. 11, лит. А
(812) 409-72-04

Из истории

Развитие психологического знания о труде в России и за рубежом

Профориентация возникла из потребностей развития человеческого общества, а потому она, как и общество, имеет свою историю и предысторию. Естественно, что профориентация не могла появиться раньше, чем появились профессии, а, следовательно, и потребность в ориентации на эти профессии.

История появления некоторых элементов оценки профпригодности человека уходит в глубину веков. Это относится в основном к диагностике знаний, умений и способностей. Уже в середине III тысячелетия до н.э. в Древнем Вавилоне проводили испытания выпускников школ, готовивших писцов. Благодаря обширным по тем временам знаниям профессионально подготовленный писец был центральной фигурой месопотамской цивилизации. Он умел измерять поля, делить имущество, петь, играть на музыкальных инструментах. Во время испытаний проверяли его умения разбираться в тканях, металлах, растениях, а также знания всех четырех арифметических действий.

В Древнем Египте искусству жреца обучали только тех, кто выдерживал систему определенных испытаний. Вначале кандидат проходил процедуру, которую можно было бы сейчас назвать собеседованием. При этом выясняли биографические данные, уровень образованности, оценивали внешность, умение вести беседу. Затем проверяли умения трудиться, слушать, молчать, проводили испытания огнем, водой, угрозой смерти тех, кто не был уверен в своих способностях к учению, кто сомневался в возможности выдержать все тяготы длительного периода образования.

Сообщается, что эту суровую систему испытаний и отбора успешно преодолел знаменитый ученый древности Пифагор. Вернувшись после учебы в Грецию, он основал свою школу, допуск в которую открывал после серии различных испытаний, похожих на те, которые он выдержал сам. Пифагор подчеркивал важную роль интеллектуальных способностей, образно утверждая, что «не из каждого дерева можно выточить Меркурия», и потому придавал значение диагностике в первую очередь именно этих способностей. Пифагор обращал также внимание на смех и походку молодых людей, утверждая, что манера смеяться служит самым хорошим показателем характера человека. Он внимательно относился к рекомендациям родителей и учителей, тщательно вел наблюдение за каждым новичком, после того как последнего приглашали свободно высказываться и, не стесняясь, смелее оспаривать мнение собеседников.

В III тысячелетии до н.э. в Китае существовала широко распространенная должность и профессия правительственного чиновника. Соответственно и здесь появились первые элементы профотбора на эту должность. Церемония проходила в атмосфере торжественности и благолепия вокруг молодых людей, осмелившихся держать государственные экзамены на занятие этой должности. Экзамены воспринимались почти как празднество. Тему экзамена нередко давал сам император, он же проводил непосредственную проверку знаний на заключительном этапе многоступенчатого конкурсного отбора претендентов.

Основателем научного изучения индивидуальных различий считается английский ученый Ф. Гальтон. С целью изучения этих различий он воспользовался случаем проведения в Лондоне Международной выставки медицинского оборудования и методов охраны здоровья (1884 г.). На выставке посетители могли проверить свои физические способности, некоторые физиологические возможности организма и психические свойства -- всего по 17 показателям. В числе показателей были рост, вес, жизненная емкость легких, становая сила, сила кисти и сила удара, запоминание объектов, различение цветов, острота зрения и др. По полной программе было исследовано 9337 человек.

Начало профориентации нередко относят к 1908 г. - к моменту открытия первого профконсультационного бюро в г. Бостоне (США). Затем аналогичное бюро учредили в Нью-Йорке. В его задачи входило изучение требований, предъявляемых к человеку различными профессиями, более детальное познание способностей школьников. Бюро вело свою работу в контакте с учителями, пользуясь тестами и анкетами. Опыт деятельности этих бюро стал широко распространяться в США, Испании, Финляндии, Швейцарии, Чехословакии и других странах.

В своей работе бюро руководствовалось следующими положениями:
- по значимости выбор профессии можно приравнять к супружескому выбору;
- профессию лучше выбирать, чем надеяться на удачный случай;
- никто не должен выбирать профессию без тщательного размышления, без опоры на профконсультанта;
- молодежь должна ознакомиться с большим числом профессий, а не браться сразу же за «удобную» или случайно подвернувшуюся работу;
- выбор профессии протекает тем успешнее, чем внимательнее профконсультант изучит особенности личности выбирающего, факторы успешного выбора и мир профессий.

В США большой акцент делался на профотбор.

Вопросам профессионального отбора много внимания уделял директор психологической лаборатории Гарвардского университета профессор Гуго Мюнстерберг. Его можно назвать родоначальником психотехники, который в начале ХХ века впервые стал разрабатывать и использовать психологические тесты для оценки профессиональных способностей человека. В это же время появился новый раздел психологической науки -- психология профессий.

Первая служба по «приисканию» работы в России появилась в 1897 г. (но только в годы Первой мировой войны подобные службы приобрели государственный статус). Еще в 1900 г. были выделены четыре типичных варианта выбора профессии: - согласно семейным традициям (что было распространено в патриархальной России):
- случайный, необдуманный выбор;
- выбор по призванию;
- выбор по расчету.

В дореволюционной России издавались журналы, где была информация о профессиональных учебных заведениях («Студенческий альманах», «Адрес-календарь»). Задолго до официального открытия профориентационных служб в Санкт-Петербурге профессор Н.Киреев безвозмездно помогал молодым людям в выборе факультета и специализации в университете, а чуть позже М.А.Рыбникова и И.А.Рыбников перенесли эту инициативу в гимназии.

Другие считают, что профориентационная деятельность в России начала развертываться в начале XX века. Педагогическим музеем учительского дома (Москва) был предпринят ряд обследований, касающихся выбора профессии учащимися различных типов школ. В процессе этой работы было решено выяснить, какие профессии привлекают наибольшее внимание, в чем причины, побуждающие молодых людей идти по тому или иному трудовому пути. С этой целью музей организовал в школах опрос учащихся. Им были заданы вопросы:
- Куда, на какое место ты поступишь по окончании школы?
- Почему ты поступишь именно на это место?
- Кем бы тебе самому больше всего хотелось быть в будущем?
- Почему именно им?
- Кто твои родители? Чем они занимаются?
- Имя, фамилия, класс, возраст, тип школы.

Наряду с ответами учеников сведения о них собирались и через учителей.

Первая мировая война (1914-1918 гг.) вызвала дальнейшее расширение потребности в определении профессиональной пригодности: она требовала ускоренной подготовки лиц, обладающих нужными для военного дела интеллектуальными и физическими качествами.

Интенсивное техническое перевооружение промышленности ведущих капиталистических государств, развитие принципиально новой техники в начале XX в., в том числе военной, актуализировали проблему «человек-техника». Все острее стало осознаваться, что не каждый желающий может управлять сложным техническим устройством - для этого необходимы знания, способности и соответствующие навыки. Война существенно обострила интерес к вопросам соотнесения способностей человека с требованиями профессий. Тем самым была подготовлена почва для развертывания научно-исследовательских работ по тестовым методам оценки личности.

В США был создан первый вариант так называемого группового теста, который позволял быстро оценить пригодность призывников к воинской службе в различных родах войск. Созданный тест рассматривался как психологическое оружие, поэтому все испытания, масштаб исследований и результаты их хранились в тайне. На основании исследований производилось отчисление «негодных лиц», назначение на «черные работы» неспособных к строю, комплектование унтер-офицерских и офицерских школ, выравнивание частей по уровню интеллектуальности, набор в специальные части и т.д.

В Советской России проблемы труда, трудовой подготовки, а в дальнейшем и профориентации были важнейшими темами марксистской идеологии. При ЦИТе (Центральном институте труда, открытом в 1921 году по прямому указанию В.И.Ленина) была создана лаборатория, занимающаяся вопросами профориентации. Проблемы профориентации стали рассматриваться во Всеукраинском институте труда (Харьков), в лаборатории по выбору профессии при психофизиологическом отделении Казанского бюро, в Московском институте профзаболеваний им. Обухова и в других местах. Еще в 1922 г. в Наркомате РСФСР был рассмотрен вопрос о создании для подростков бюро по выбору профессии.

В середине 20-х годов XX века в СССР по западному образцу была создана советская психотехника, включающая и профориентацию. Однако, не просуществовав и десяти лет, она была запрещена. Ее лидер Исаак Нафтульевич Шпильрейн, получивший образование в университетах Гейдельберга и Лейпцига и занимавшийся в числе прочих проблемами профориентации и профотбора, был арестован по обвинению в контрреволюционной пропаганде и троцкизме и расстрелян в 1937 году.

В мае 1924 года появилась первая Лаборатория профконсультации, организованная по инициативе А.Ф.Кларка при Ленинградском Институте по изучению мозга. В апреле 1927 года по ходатайству Института мозга и благодаря поддержке его директора В.М.Бехтерева, Наркомтруд организует первое в СССР Бюро профконсультации. За 1927-1928 гг. обследовано 2700 подростков, а за последующие 10 лет - обследовано 7 млн. 600 тыс. человек.

В 1928 году организуются Бюро по профконсультации в Свердловске, Ростове-на-Дону, Иваново-Вознесенске, Брянске, Киеве и Одессе, а в 1929 году - в Перми, Ярославле, Шахтах.

За период с 1930 по 1933 годы - открыто 47 Бюро профконсультации, стали готовить профконсультантов. В школах вопросами профориентации (профотбора) занимались педагоги.

В 1930-е гг. Центральная лаборатория по профконсультации и профотбору стала разрабатывать систему школьной профориентации. В 1932 г. создан штаб по координации исследований проблем школьной профориентации. Таким образом, в начале 1930-х гг. профориентация активно развивалась. Но уже в 1936 г. вышло Постановление ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в системе Наркомпроса»: наступление на гуманитарные науки началось именно с профориентации. Именно она оказалась самой уязвимой. В 1937 г. произошла отмена трудового обучения в школе и резкое свертывание профориентационной работы. Таким образом, в период сталинского тоталитаризма - профориентацию, связанную с проблематикой свободы выбора, просто запретили.

Только в конце 1950-х гг. стали появляться первые диссертации по проблемам школьной профориентации.

В 1960-е гг. была организована группа профориентации в НИИ теории и истории педагогики АПН СССР (руководитель - А.Н.Волковский), открыта лаборатория профориентации в НИИ психологии в Киеве (руководитель - Б.А. Федоришин); организован Научно-исследовательский институт трудового обучения и профориентации при Академии педагогических наук СССР - (руководитель - А.М. Голомшток).

В период возрождения некоторых демократических свобод в стране произошло явное возрождение профориентации, но долгий перерыв в развитии профориентации во многом еще оставлял профориентационные разработки на достаточно простом уровне.

С середины 1960-х гг. до середины 1980-х гг. профориентацию не запрещали, но уровень разработок еще более понизился. Это было время, когда на официальном уровне призывали: «Всем классом на ферму!», «… на завод!», «…на комсомольскую стройку!». В таких призывах на первом месте оказывались не интересы личности, а интересы народного хозяйства и обороноспособности страны. В итоге, при ущемлении многих свобод в этот период профориентация стала деградировать.

И только в 1970-х годах профессиональная ориентация в СССР была реабилитирована. Она восстановлена благодаря трудам знаменитого психолога Евгения Александровича Климова, работавшего в то время в Ленинграде в Институте профессионально-технического образования. Именно он всерьез занялся теоретическими и методическими основами профессиографии и выбора профессии. Его классификация профессий до сих пор служит фактическим стандартом в России (типы профессий по предмету труда: «человек», «техника», «знаковая система», «художественный образ», «природа»).

1980-е годы ознаменовались появлением центров профориентации молодежи в большинстве крупных городов СССР. Это были специализированные межотраслевые научно-методические центры, которые управлялись и финансировались Министерством образования и Министерством труда. Центры профориентации объединяли высококвалифицированных психологов, решавших практические задачи. Это был один из наиболее серьезных в то время запросов общества по отношению к психологической науке.

Правда уже с середины 1980-х гг. в стране даже на официальном и партийном уровнях стала вызревать потребность в существенных изменениях, и прежде всего, в плане увеличения свобод. В 1984 г. вышло Постановление ЦК КПСС «Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы», где особое место уделялось развитию трудового обучения и профориентации молодежи.

Постановление определило обучение детей с 6 лет, срок обучения - 11 лет; для учащихся 8-11 классов - организацию факультативного изучения ряда предметов физико-математического, химико-биологического и общественно-гуманитарного циклов. Учащиеся 10-11 классов стали получать трудовую подготовку по ряду профессий.

В период «перестройки» в этом направлении было сделано довольно много:
- создано более 60-ти региональных Центров профессиональной ориентации молодежи, а в районах - множество пунктов профконсультации (в Госкомтруде СССР все это курировал О.П.Апостолов, много сделавший для возрождения отечественной профориентации);
- на базе Госкомтруда началась активная подготовка профконсультантов (заметим, что в СССР практических психологов в массовом порядке еще не готовили);
- в школах ввели курс «Основы производства. Выбор профессии»;
- наметился переход к более качественной работе (хотя опыта было мало, но он быстро приобретался).

В итоге, в 1986 г. была создана реальная государственная служба профориентации молодежи с перспективой дальнейшего совершенствования.

Специалисты Ленинградского городского центра профориентации молодежи под научным руководством сотрудников факультета психологии Ленинградского университета не только непосредственно занимались профориентацией школьников, но и разрабатывали новые подходы в организации и методике профконсультирования.

Ленинградский центр профориентации стал главной экспериментальной и учебной базой профориентационного направления в СССР.

В нем учились и повышали квалификацию многие психологи-профконсультанты, работающие впоследствии по всей стране.

Таким образом, явный рост свободы в обществе вызвал резкое возрождение и развитие школьной профориентации.

В период 1990-х гг. школьная профориентация была почти разрушена, что усугублялось неясностью с ее подчинением: Минобразования РФ от профориентации фактически отказался, а в Минтруде РФ и в подчиненных ему службах занятости населения «работа с молодежью» обозначалась как «дополнительная услуга». Резко сократилось финансирование школы и особенно профориентации.

В связи с переходом на рыночную экономику государство отказалось от планирования и гарантий в сфере образования и трудоустройства своих граждан, появилась безработица, была создана государственная служба занятости. Внимание правительства сосредоточилось на содействии трудоустройству. Возникла острая потребность в профессиональном переобучении, профориентации и психологической поддержке взрослых людей, которые потеряли работу и не могли найти себе новое рабочее место по имеющейся специальности.

Бюджетное финансирование центров профориентации было сведено до минимума. Руководители профориентационных центров стали заключать договора с региональными службами занятости на оказание профориентационных услуг безработным гражданам. Безработных стали тестировать для оценки профпригодности при направлении на переобучение за счет службы занятости, учить методам эффективного поиска работы и трудоустройства с помощью специальных тренинговых программ. Большинство наиболее квалифицированных психологов из центров профориентации стали обслуживать безработных по направлениям из службы занятости, подбирать персонал по заказам работодателей, уходить на работу в другие организации, в том числе в ту же службу занятости, в коммерческие фирмы.

В 1991 г. вышел ФЗ «О занятости населения в Российской Федерации», где школьную профориентацию не запрещали, но она из школы фактически переводилась в службы занятости. В то время как в США для работы в бюро по трудоустройству, требования к подготовке специалистов заметно ниже, чем для специалистов, оказывающих помощь школьникам при планировании ими своей карьеры.

Администрации некоторых городов поддерживали руководителей оставшихся Центров профориентации молодежи.

Некоторые руководители Центров занятости населения делегировали своих профконсультантов в близлежащие школы, где они работали со старшеклассниками, получая зарплату в Минтруда.

Один из примеров невнимания к школьной профориентации - Второй съезд школьных психологов в г. Перми в 1995 г., в программных материалах которого не было ни одного упоминания о профориентации и профессиональном самоопределении, но много места и времени было уделено психокоррекции, психодиагностики, психотерапии. Хотя понятно, что и психодиагностика, и психокоррекция, и психотерапия имеют смысл лишь тогда, когда они помогают человеку самоопределиться.

Профориентация частично перешла и в коммерческие структуры в виде «профотбора персонала». К сожалению, это также свидетельство некоторой примитивизации профориентационной работы. Еще в 1920-е годы Г. Мюнстерберг говорил, что со временем профотбор должен постепенно заменяться профконсультацией. Такой профотбор практически исключает выход на серьезный уровень профессионального и личностного самоопределения (претендент - это лишь «обследуемый с помощью тестов»).

Как видно из истории, сама жизнь привела к появлению профориентации как практики, и вследствие - междисциплинарного научного знания.

Но в итоге получается, что в 1930-е гг. профориентацию пытались ликвидировать политическими способами, в 1970-1980-е гг. - бюрократическими, а сейчас - экономическими (почти не финансируют). Все это позволяет убедиться, что существует определенная зависимость периодов расцвета профессионального самоопределения от уровня реальной свободы выбора для большинства населения данного общества. А, это означает, что сама профориентация (и конкретные методы профориентационной помощи) должны планироваться и осуществляться с учетом этого обстоятельства.

Понятие профессиографии

Термин “профессиография” происходит от лат. “профессио” - постоянная специальность, служащая источником существования, и греч. “графо” - пишу. Понятие “профессиография” включает профессиографическое исследование и его результат - профессиограмму. Профессиография является разделом двух наук - профессиологии и психологии труда. Предметом профессиографии является научное исследование, описание и проектирование профессий. Результат профессиографического исследования оформляется документом - профессиограммой. В зависимости от целей исследования профессиография (и профессиограмма) содержит данные о проектируемой или о существующей профессии (либо в промежуточном варианте о существующей профессии с проектируемыми изменениями и усовершенствованиями в профессиональной деятельности).

Профессиографическое исследование и составление профессиограммы являются необходимыми этапами всех научно-исследовательских и прикладных работ в психологии труда, инженерной психологии, эргономики и в др. случаях изучения труда в целях его гуманизации. Объектом профессиографии являются все “простые моменты процесса труда” (К. Маркс) - целесообразная деятельность субъекта труда, предмет и средства труда - в их целостности, качественной и количественной определенности и конкретной отнесенности к данной профессии, специальности, рабочему посту и рабочему месту.

С общими вопросами профессиографии, психологической классификацией профессий и профориентации можно познакомиться по работам К.К. Платонова, Е.А. Климова, И.П. Титовой, Е.М. Ивановой и др.

Профессиограмма имеет длинное прошлое, но короткую историю.

В донаучной форме она сложилась так же давно, как люди начали выделять профессии из непрофессиональной деятельности. Сам факт наличия в общественном сознании разделения профессий предполагает более или менее ясное, устное или письменное описание каждой из них. Древние мифы, сказки, религиозные системы донесли до нашего времени не только описание профессий, но и вытекающие из них практические рекомендации по вопросам профотбора. Еще Платон в "Государстве" дает практические рекомендации, каких людей, с какими качествами необходимо подбирать для определенных типов работ, профессий. Он делит всех людей по основным качествам, характеристикам, необходимым для занятия того или иного места в государственной иерархии. Также он говорил, что для занятия руководящих должностей необходимо соответствие наиболее строгим требованиям.

Издревле считалось, что профессионально важным качеством воина является эмоционально-волевая устойчивость. Этой констатацией не ограничивались. Предлагались конкретные тесты, например, оценка цвета кожных покровов в ситуации опасности. При этом побледнение лица считалось признаком неблагоприятным.

В 1575 г. в Испании вышла книга Хуана Уарте “Исследование способностей к наукам”, которая может считаться первым исследовательским трудом по изучению индивидуальных различий в способностях с целью профессионального отбора.

На рубеже ХХ века индустриальный процесс обусловил зарождение интересы к исследованию проблем профессиональной ориентации. Научный подход к изучению и описанию профессий стал возможен в начале нашего века, одновременно с зарождением психологии труда, в рамках тейлоризма и психотехники (Мюнстерберг и Тейлор), а также психофизиологии труда (И.М. Сеченов). В двадцатые годы основной вклад в профессиографию внесли ученые-психологи. В классических исследованиях Г. Мюнсбергера изучались требования водительских профессий к личности и психическим процессам профессионалов. При этом использовался комплекс методических приемов, включая лабораторное исследование. В экспериментах, организованных непосредственно на производстве, Ф.У. Тейлор показал, что, изучив рабочие движения и отсеяв на этой основе лишние, можно существенно повысить производительность труда при одновременном уменьшении утомляемости.

В это время появляется книга Парсона “Выбор профессии”. Он организовал в Бостоне специальное бюро, в задачи, которого входило
а) помочь личности с помощи психологических тестов получить информацию о своих психологических свойствах и способностях;
б) ознакомиться с требованиями, которые предъявляются к психофизиологическим качествам человека различными профессиями;
в) сопоставить эти две группы сведений, дать рациональную рекомендацию.

Фундаментальные открытия в области психологического и физиологического нормирования труда сделал основоположник русской физиологии и материалистической психологии И.М. Сеченов.

В.И. Ленин, Н.К. Крупская, П.М. Керженцев, А.Г. Гастев - увидели в научной организации труда, обязательным компонентом которой является профессиография, генеральный путь развития советской науки и практики организации труда. С новой силой была поставлена эта задача в дни перестройки. Закладывая основы теории профессиографии, С.Г. Геллерштейн писал, что психограмма - это по существу совокупность профессионально важных признаков и их структурное сочетание.

Определенный вред принесла односторонность первых психотехнических исследований, посвященных чуть ли не исключительно профотбору. Сказалось это и на профессиографии. Однако уже в 1930 году тот же автор отмечал: "Одним из показателей нашей эволюции в вопросах профессиографии является тот факт, что мы пытаемся выявить профессионально важные признаки не только в связи с проблемой профессионального отбора. По мере того, как психологическое изучение становится отправным пунктом любого психотехнического исследования, соприкасающегося с профессиональным трудом, дифференцируются наши подходы к психологическому пониманию профессий."(5,с.9)

С 1936 по 1956 годы произошел вынужденный перерыв в исследованиях по психологии труда, но это хотя и ослабило, ныне ликвидировало полностью преемственность в отечественных исследованиях. Наряду с С.Г. Геллерштейном личную преемственность исследований 30-х и 50-х годов обеспечили Ю.В. Котелова, К.К. Платонов, В.В. Чебышева, В.М. Коган, Н.Д. Левитов и другие.

За рубежом, в частность в США, перерыва в исследованиях по профессиографической тематике не было. В США выполнено и выполняется большое количество методически тщательно сделанных, интересных работ. Однако они не лишены и существенных недостатков, главный из которых - методологическая нестрогость и влияние прагматических установок, предопределяющих снижение теоретического уровня исследований. Значительное число американских работ написано с бихевиористских позиций. На данный момент использование данных методик достаточно развито как в Америке, так и в странах Европы. Появились крупные центры занимающиеся профессиональным отбором и подбором кандидатов по запросам различных организаций. В нашей же стране такая практика плохо развита, а там где получила свое распространение имеет плохую теоретическую основу и работы выполняется не всегда на должном уровне.

Для современных отечественных профессиографических исследований характерен дифференциальный подход в зависимости от ряда факторов, в частности от того, в рамках какой науки они производятся, цели исследования и т.д. Современные профессиографические исследования достаточно разнообразны. Расширяется и круг их использования. При этом они обогащаются как новыми теоретическими, так и практическими положениями. Теоретическими основами современной профессиографии являются системный, деятельностный, личностный подходы и теория общения.

Литература

1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. - М.: Просвещение, 1980. - 318 с.
3. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. - М.: Просвещение, 1984. - 248 с.
4. Бодров В.А. Проблемы профессионального психологического отбора. // Психологический журнал. - 1995. - № 2. - С. 26-28.
5. Бодров В.А. Психология профессиональной пригодности. - М.: PerSe, 2001. - 511 с.
6. Гаврилов В.Е. Использование модульного подхода для психологической классификации профессий в целях профориентации. // Вопросы психологии. - 1997. - № 1. - С. 22-28.
7. Пряжников Н.С., Москва, Издательство НПО «Модэк» 2002 год, 392 стр.

Версия для слабовидящих Телефоны
служб помощи в кризисных ситуациях

Независимая оценка
качества образования

Планы Центра

Лекторий для родителей

Родительский клуб

Отзывы

Успехи и достижения

Противодействие коррупции

Учащимся

Педагогам

Родителям

Наши партнеры

Полезные ссылки